Никита Яблочкин — Скрафулярный ёж

- Доктор, к вам новый пациент, вы не заняты? - Ворвался в кабинет грузный медбрат.

- Нет-нет. – Ответил седовласый психотерапевт. – Сейчас посмотрю, в какой он палате?

- К-103, доктор Варнштейн. – Сказал медбрат, и закрыл дверь кабинета.

Варнштейн посмотрел на экран монитора и, сказав про себя «подождёт», отправился к новому пациенту. На выходе из кабинета доктор заглянул в зеркало и, не узнав в нём помятого и небритого старика, вышел. Осип Варнштейн создавал в последние месяцы крохотные рассказы. Он просто не знал чем ещё себя занять, находясь в орбитальной поликлинике Иллюминейшен, что  находилась при планете Герц, в системе Беллатрикс.

Проходя мимо палаты К-101, Варнштейн заметил своего аспиранта Лишенко и заплаканную женщину в синем комбинезоне, такие обычно носят дальнобойщики. Игорь Лишенко, был, как всегда не к месту выбрит и умыт, с зачёсанными назад золотистыми волосами.

Подходя ближе к палате новоиспечённого пациента, доктор почувствовал давно забытый запах седативных препаратов. Услышав приближение шагов, женщина обернулась, и с надеждой посмотрела на доктора, от чего психотерапевт покраснел. Аспирант лишь спокойно кивнул.

- Здравствуйте доктор Варнштейн, меня зовут Силена Оушен. – Тихо произнесла женщина. – Мой муж Эдди … сошёл … с ума. – Медленно сказала она и всхлипнула.  – Мы везли образцы пород с астероида РБ-7701 на Землю. Я первой спала в анабиозной камере, а когда проснулась, мой муж уже бредил.  – Размыто пояснила Силена.

- Хорошо. А на каком именно отрезке пути пилотировал ваш муж? – Уточнил Варнштейн.

- Мы пролетали возле Бетельгейзе. – Неуверенно ответила миссис Оушен. – Это имеет значение?

- Возможно. Что ж, давайте посмотрим. Открывайте камеру. – Скомандовал доктор.

Дверь медленно уползла наверх, и все трое вошли в серо-белую квадратную камеру с застенным освещением.

В углу, в смирительной рубашке сидел Эдди Оушен, потупивший свой взгляд в стену, и тихо бормотал:

- Три скрафулярных ежа, не четыре, а три! Вы представляете? Зачем нужны три скрафулярных ежа? Это же очень мало!

- А зачем вам четыре ежа? – Спросил Вайрштейн.

- Неужто вы не понимаете? – Удивился Эдди. - Ладно, объясню. А ещё доктором себя называет. – Последнее было произнесено шёпотом, в сторону. – Четыре скрафулярных ежа образуют функцию. Три бесполезны! Нужно только четыре. Я бы попросил четвёртого, но ведь он не согласится! Понимаете доктор?

- Скрафулярный еж, что это? Как он выглядит? – Спросил психотерапевт.

- А как выглядит время? – Сузив глаза, посмотрел на доктора Эдди.

Лишенко и Варнштейн переглянулись, без звука сказав друг другу «Всё понятно, шизофрения».

- Хорошо, а откуда вы узнали об этих ежах? – Поинтересовался аспирант.

- Мне Бетельгейзе рассказала. Звёзды постоянно с нами говорят, их просто никто не слушает. – Разочарованно помахал головой мистер Оушен.

- И что именно звезда вам сказала? – Продолжал Лишенко.

- Знаете, в средние века не так уж сильно ошибались, предположив, что мир плоский и стоит на трёх китах и черепахе. Хотя ошибка была очевидна. – Эдди осмотрел всех присутствующих в палате и, дождавшись кивка каждого, продолжил. – На самом деле вся вселенная это большая сфера, которая стоит на четырёх скрафулярных ежах! Вот только четвёртый больше не хочет её держать. – Опять расстроился Эдди. – Не пытайтесь их искать, они невидимы. Я думаю, Бетельгейзе сказала еж, просто, что бы мне было проще понять. Я уверен, на самом деле всё сложнее…

- Почему же тогда три ежа бесполезны? – Запутался Лишенко.

- Наш мир как стол на трёх ножках, вроде стоит, но вот-вот упадёт. Но так было не всегда, просто люди обидели четвёртого ежа, и поэтому теперь всё бессмысленно. – Сокрушённо сказал мистер Оушен.

- И как же вернуть четвёртого ежа? – Заинтересовался Варнштейн.

- Я не знаю, наверное, стоит его попросить. Но в него никто не верит.

Всё замолчали, пытаясь понять услышанное. Ещё минуту Эдди обречённо смотрел на гостей, а затем снова потупился в стену.

Доктор Варнштейн, не привлекая внимание пациента, пригласил аспиранта и миссис Оушен в коридор.

- Скажите, доктор, ему можно помочь? Он выздоровеет? – Умоляюще спросила Силена за дверью палаты К-103.

- А он и не болен. – Спокойно ответил психотерапевт. – Видите ли, Бетельгейзе, сильно пульсирующая звезда, и при долгом созерцании может ввести человека в транс. Ваш муж, погрузился в собственное подсознание, которое у него, надо сказать, весьма незаурядное. Вот одна из проблем и вылезла наружу.

- И что же это за проблема? – Смутно осознавая речь доктора, спросила Силена.

- Совесть. Ведь на вашем борту не только образцы астероида? И подозреваю, что подобный трансфер у вас в первый раз. – Улыбнулся доктор. Миссис Оушен покраснела. – Я так и думал. Я выведу его из транса завтра, а вы пока выспитесь. И умоляю вас, выбросите всю эту гадость в космос.

Доктор медленно удалился, попросив аспиранта проводить миссис Оушен в комнату для гостей.

Когда Варнштейн вновь сел за свой компьютёр, он закрыл оставленный файл, и открыл новый. На экране чёрным по белому высветилась надпись «Скрафулярный ёж».

 

Было интересно? Поделись с друзьями в социальных сетях! Достаточно одного клика...
Мне интересны мои читатели! Пожалуйста, добавь меня в друзья!

Похожие статьи:

  1. Никита Павленко — Последний день рождения — (5,6 место)
Рубрика: Конкурс. Добавьте постоянную ссылку в закладки.

5 отзывов на Никита Яблочкин — Скрафулярный ёж

  1. Людмила пишет:

    Рассказ, как мне показалось, написан скучноватым языком.

  2. Людмила пишет:

    Мне показалось, что рассказ написан скучным языком. К тому же тема, затронутая в нем, не очень, на мой взгляд, актуальна на сегодняшний день для землян.

  3. Автор пишет:

    Людмила, позволю себе с вами не согласиться. Язык действительно не красочен, ведь всё строчки были отданы динамике. Сверхкрохотный формат заданный организаторами конкурса, вынуждает каждого пересматривать свои приоритеты на формации написания рассказа. И думаю мой выбор, здесь, очевиден. По поводу актуальности, просто не ваша тема.

  4. Автор пишет:

    Бетельгейзе — класс сильно пульсирующих звезд. Арктур — класс песец как сильно пульсирующих звезд. Солнце — класс ну так себе пульсирующих звезд.)))

  5. Автор пишет:

    В том то и дело, что за Арктуром только ленивый не наблюдает ( и скорее всего о введённой мною гипнопульсации знает, ну допустим), а вот Бетельгейзе звезда более капризная. Её пульсации менее предсказуемы ( по крайней мере, как это видно через 37 с половиной лет =) ), да и особого интереса в своём окружении она не представляет, хотя и является одной из самый больших.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>