Андрей Макаров — Двое

- Результаты повторного голосования. Полностью повторили итоги... Первого тура выборов... За правящую партию… Отдано сто процентов… Голосов, значит. Экхм. Но так… Как... Явка сократилась… Уже до одной... Сотой процента... Решили, - лениво вещал диктор федерального канала без свойственной ему веселой улыбки и уверенности. - Решили. В общем... Оставить все как есть... Ничего не решили!

Зашуршало давно не стиранное постельное белье: это Костик соизволил высунуть голову из-под одеяла и даже открыть левый глаз.

- Вот так новости, - он приподнял голову, чтобы удостоверится, на месте ли Слава.

Слава сидел на табуретке, пил чай, уже одетый и умытый.

- Может тоже чайку? - спросил Костя у грязного потолка. - Да, черт с ним. Чай - далеко. Вот мы погуляли вчера, да, Слав?

- Скорее не погуляли, а продолжительно повыпивали, - не отрываясь от телевизора поправил тот товарища.

- Но все равно. Славно.

Вячеслав прикладывался к стакану уже по инерции, выцеживая последние капельки и жуя заварку. Долго молчал, учитывая настроения, царившие в стране в последнее время, лучше было вообще не говорит, ибо нехорошо это - выделяться из общей массы.

- На встречу пойдешь-то? - спросил он Константина Возлежащего.

- О-о-ой… Знаешь, Славик, не хочется. Лениво как-то и вообще мне нехорошо. Сходи сегодня без меня...

- Ну, как знаешь, - крикнул Слава уже из прихожей: он заранее догадался, что друг из постели не вылезет. - Бывай, Костя, я побежал.

- Давай, Слав, давай… - ответил он хлопнувшей двери. - А я еще чутка полежу...

 

Парень быстро шагал по заснеженной мостовой. Шел как можно быстрее, иногда переходя на бег. Не опоздать он боялся: до места встречи - не боле чем пятнадцать минут прогулочным  шагом, а в запасе у него был еще час с небольшим. Но в последнее время он постоянно где-то был, пил, просто гулял - лишь бы не сидеть на месте. А то, может, и его настигнет синдром, охвативший всю страну.

Началось все, всего, пару недель назад с безлозунговой забастовки рабочих одного завода. Самое смешное, что, когда у бастующих пытались узнать их требования, те не могли толком ничего ответить. Рабочие даже растяжек никаких не сделали… Потом покатилось! Люди перестали приходить на работу, депутаты по неопределенным причинам откладывали заседания Госдумы, проводники в поездах носили чай по полчаса, а пассажиры никогда не стелили белье. Доходило до того, что начальники умоляли подчиненных зайти в бухгалтерию за зарплатой - места в сейфах уже не оставалось. Деньги не были никому нужны: в магазинах все давали якобы в долг, но на деле безвозмездно - хозяева устали считать выручку. Любая девушка соглашалась выйти замуж за первого счастливчика, предложившего ей руку и сердце, но без всякого интереса. Тещи больше не кричали на домашних, а дворники здоровались даже с кошками. Поговаривали, что все правительство скоро уйдет в отставку.

Но Вячеслав с друзьями не нарушали традиции. Каждую субботу в двенадцать часов они встречались в центральном парке у памятника Фрунзе. И сегодня, обойдя несколько раз вокруг парка, он явился вовремя на место встречи. Опаздывать было в компании как-то не принято.

Но там он обнаружил только Олю, одиноко стоящую у бронзовых сапог товарища революционера.

- Приветик, Славка! Как хорошо! Я уж думала никто не придет.

- Привет, родная! А я думал, все кроме Кости будут…

Они воспроизвели обычный ритуал "чмокни-подругу(друга)-в-щечку" и еще долго о чем-то болтали. Но когда группа студентов растянула на здании мэрии плакат "Мы - вольный город!", на который никто ровным счетом никак не отреагировал, беседа перешла на запретную тему.

- Славик, что же будет теперь?

- Я не знаю… - он крепко задумался. - Знаешь, меня тут посетила одна мысль. Вот, например, как у тебя на личном дела?

- Знаешь ведь, - Оля немного насупилась. - Расстались.

- Во-о-от! А ты не заметила, что в последнее время все расстаются. Никто больше не хочет или не может любить. Более того, кто хочет и может, погибает или переезжает куда-нибудь за границу. Как Белкин, например. Только те смогут что-то сделать, кто выдержал. Счастливчики!

Оля тут же поникла, глаза ее заблестели. Конечно, она догадывалась о чем-то подобном, но сформулировать не решалась.

- Слав… Холодно что-то…

Он обнял подругу и тесно к ней прижался. Они, еще долго молча, смотрели на падающий снег и старинное, грациозное здание городской библиотеки.

- Слава. А что теперь? - тихо спросила Ольга.

- Ничего, - взгляд его был устремлен куда-то вдаль, в синеющее небо.

- История, - теперь он, улыбаясь, глядел в синеву ее глаз, - начнется сначала. Темнеет. Тебя проводить?

- Не надо, я же - рядом.

- Здесь же, через неделю?

- А ты думаешь, кто-нибудь придет?

- Тогда я зайду завтра.

- Конечно, заходи!

Он пошел домой. Люди от неимения хоть какой-то цели начали имитировать активную жизнь: толкались в транспорте сильнее, говорили меньше и "по делу", водили машины более лихо. Он шел и старался не замечать их всех. А они задевали его плечами, наступали на пятки и не знали, что видят единственного человека, который может что-то сделать для этой страны.

 

Было интересно? Поделись с друзьями в социальных сетях! Достаточно одного клика...
Мне интересны мои читатели! Пожалуйста, добавь меня в друзья!

Похожие статьи:

  1. Андрей Макаров — За спиной
  2. Андрей Круз — Эпоха мертвых — Постапокалиптика
Рубрика: Конкурс. Добавьте постоянную ссылку в закладки.

3 отзывов на Андрей Макаров — Двое

  1. Риомир пишет:

    Боюсь попасть не в тему, но я и не подписывался на должность Всевышнего.
    Есть в нашей личности такая сторона, которая называется “Я хочу”. Похоже, здесь в тексте и обыгрывается ситуация атрофии этой нашей стороны. Но тогда мир сделался бы механистически правильным. То есть, как раз наоборот описанному.
    Если наоборот, что хочу, то и ворочу, и хоть трава не расти, то совпадают финальные события, разыгрывающиеся вокруг героя. Но всеобщая лень делается необъяснимой.
    В общем, как ни крути, непонятна изначальная посылка.
    И еще деталь: герой с девушкой договариваются назавтра. Но непонятно, о чем. Если они просто хотят побыть вместе, то почему не сегодня? Или у них двоих тоже начинается то же самое? Не верится в это. Судя по контексту.

  2. Белая Юлия пишет:

    Первая сцена с выходом парня из дома лишняя. Я уверенна, начать следовало с описания, что произошло в стране и как, а то не совсем понятно, что хотел донести автор, и какой тезис рассказа?

  3. Андрей пишет:

    Риомир, я думаю, что Лень и «Я хочу», все таки, разные понятия. А в рассказе, скорей всего, непонимание людей чего они хотят, и нежелание делать того, что им не хочется. Хотя, последствия действительно странные…
    А ведь действительно, без первой сцены, рассказ ни чуть не меняется. Видимо, в ней есть, какая-то философия. =)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>